Дек 18

В океане информации

Д. Д. Драгун, начальник отдела

Осенью 1970 года шла подготовка к совету главных конструкторов. На нем должны были рассматриваться конкурсные проекты, выполненные коллективами Бармина, Барышева и других. Засиживались допоздна. В кабинет Генерального заходили большой толпой.

Там царила атмосфера подчиненности личности Челомея. На этих длительных совещаниях он заслушивал «своих», готовясь к какому-нибудь докладу, разговору в верхах. Он стремился к получению максимально возможного количества информации. Буквально «выуживал» знания из своих подчиненных. Многократно возвращался к наиболее интересующему его вопросу, если чем-то был неудовлетворен. А это бывало часто. На следующий день все повторялось.

Это были разговоры не только на достаточно узкие технические темы. Владимир Николаевич часто прибегал к историческим аналогиям в технике. Вспоминал крупнейших русских ученых, в первую очередь в области динамики – А. Н. Крылова, С. П. Тимошенко и других, первых русских летчиков, немецких пионеров ракетной техники – Макса Валье, работу группы фон Брауна в Пенемюнде. А когда его избрали депутатом Верховного Совета СССР, он любил подчеркивать, что избран по округу от Чувашской АССР, где первым депутатом был легендарный летчик Чкалов.

Тем временем подошло время проводить совет главных конструкторов. На нем был принят проект, разработанный конструкторским коллективом под руководством В. М. Барышева. Это было предопределено совместной работой наших специалистов с коллегами из головной организации. Технические решения были подтверждены впервые выполненными расчетами сквозной задачи сложной динамической системы. Здесь Владимир Николаевич продемонстрировал глубокую эрудицию крупного механика в постановке и решении инженерных задач.

Позднее он отмечал меня уже как неплохо знакомого ему сотрудника. В последнюю встречу – было его 70-летие – он вдруг подбодрил меня: «Что наш молодой друг сегодня так хмур?» В тот день сам он был бодр, весел, жизнерадостен, много шутил. После поздравлений присутствующие услышали: «В день 50-летия я ощутил, что уже стар, в день 60-летия понял, что время еще есть, а сегодня я ощущаю молодость и полон сил». С последним я готов был согласиться.

В свое время я стремился ознакомиться со всеми опубликованными научными работами В. Н. Челомея. Меня поразила его работа 1939 года, посвященная колебаниям авиационных конструкций. Техническая ясность, логика – это отличало его уже в молодости. Постепенно пришло убеждение, что Владимир Николаевич – крупнейший конструктор ракетно-авиационной техники не только у нас в стране, но и в мире. Но у нас в стране роль Челомея в отечественном ракетостроении раскрыта еще недостаточно.

Как фигура масштабная, всегда привлекавшая к себе внимание, он не всеми оценивался одинаково. Были у него сторонники. Но были и те, кто его не воспринимал. Время, конечно, очищает память людей от всего наносного. Помню, в феврале 1984 года он приехал к нам в ОКБ, рассуждал о будущем аэрокосмических аппаратов. Сейчас тот разговор воспринимается как «техническое завещание» нашего Генерального.

Похожие статьи:

  1. Усова З.С. о конструкторе Челомее В.Н Интервью с 3. С. Усовой, секретарем В. Н. Челомея с...
  2. Ильичев А.В. о конструкторе Челомее В.Н А. В. Ильичев, доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии...
  3. Создание Протона, космических спутников и орбитальных станций Ю. Н. Глазков, летчик-космонавт СССР, кандидат технических наук, Герой Советского...

автор admin



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.