Дек 18

Пузрин С.Б. о конструкторе Челомее В.Н

С. Б. Пузрин, кандидат технических наук, доцент, лауреат Ленинской премии

Это был очень живой молодой человек, с весьма приятными чертами лица, с умными, красивыми светлыми глазами. При первом же общении с ним обращали на себя внимание такие редкие качества, как умение слушать собеседника, такт в общении с товарищами, способность просто и убедительно объяснять самые сложные для восприятия проблемы.

К тому же он уже в первые годы учебы в Киевском авиационном институте (1932–1937 гг.) проявил поразительную эрудицию в области механики твердого и упругого тела, математики, а также выдающиеся способности в самостоятельной научной работе. Ему предсказывали блестящее будущее на поприще науки.

Я очень много слышал о Челомее еще до своего поступления в институт, когда учился на вечернем рабфаке КАИ в 1932–1934 годах. Из уст в уста передавались рассказы о чрезвычайно талантливом студенте, подчас даже опытных педагогов ставящем в тупик. А также о том, что на лекциях и семинарах, экзаменах и зачетах он часто поражал профессоров и преподавателей оригинальностью доказательств теорем, своими способами решения классических задач.

Мой интерес к Владимиру Николаевичу особенно возрос, когда я узнал о том, что он уже иа втором курсе (!) института опубликовал ряд оригинальных научных статей в «Трудах КАИ», что в это же время был издан его солидный учебник по векторному анализу.

Поступив на первый курс КАИ в 1934 году, я вскоре увидел Челомея. Он произвел на меня сильное впечатление. Профессора и преподаватели часто ставили нам в пример Владимира Николаевича, говоря о чем как о смелом исследователе в области механики, динамики авиадвигателей и упругих конструкций.

Вскоре, осенью 1935 года, работая в НИСе, где довольно близко познакомился с Челомеем, я получил возможность убедиться в справедливости этих слов. Он тогда выполнял свои выдающиеся работы по теоретическим проблемам, возникшим благодаря развитию авиации. Часть этих работ была уже опубликована в «Трудах КАИ», некоторые готовились к печати. Так он подверг тщательному анализу ряд острых динамических проблем, возникших при создании поршневых быстроходных двигателей Оля самолетов, и разработал теории, позволившие конструкторам быстро справиться с казавшимися непреодолимыми трудностями. Некоторые его работы по теории колебаний упругих систем стали уже классическими: теория клапанных пружин, теория прохождения авиадвигателем резонансных режимов, теория крутильных колебаний коленчатых валов и динамического уравновешивания.

В этот же период (1935 – 1937 гг.) Челомей издал ряд фундаментальных статей по теории динамической устойчивости упругих систем, ставших классическими.

Я работал в НИСе, занимаясь реализацией своих изобретений, связанных с электрическими авиаприборами. Но влияние Владимира Николаевича отразилось и на моей дальнейшей деятельности. Благодаря общению с ним, я стал углубленно заниматься математикой. Особенно теми ее разделами, которые имеют прикладное значение для инженерных наук, а также механикой.

Обаяние Владимира Николаевича распространялось не только на меня. Этот разносторонне одаренный человек, широко эрудированный не только в науке, но и блестяще знавший иностранные языки, превосходный музыкант, отлично также стрелявший из винтовки, привлекал симпатии многих. Где бы он ни появлялся, сразу же вокруг собирались студенты, возникали оживленные беседы на самые разнообразные темы. Челомей умел пробудить у собеседника интерес к самым различным проблемам, умел вселить уверенность в своих силах. Он всегда охотно помогал товарищам по учебе. У педагогов Владимир Николаевич пользовался таким высоким авторитетом, что они часто поручали ему проводить занятия со студентами младших кур сов. Свою увлеченность наукой он  передавал  многим общавшимся с ним. Это ценнейшее качество Челомей сохранил до последних дней.

В  1936 году, находясь на  производственной  практике на заводе НК.АП им. Баранова (г. Запорожье), он прочел для конструкторов ОКБ и инженеров специально подготовленный цикл лекций по актуальнейшим вопросам динамики авиадвигателей. В  них Челомей  изложил  результаты собственных  оригинальных  и  весьма  эффективных  исследований.  Лекции  получили очень высокую оценку специалистов завода, так как вооружили их необходимыми методами расчета, позволившими бистро преодолеть серьезные затруднения при создании новых двигателей

Мы, студенты младших курсов, сразу же узнали об этом от своих старших товарищей и наше отношение к Челомею стало просто-таки восторженным. Нас потом нисколько не удивило то, что он вскоре блестяще защитил дипломный проект, за год до окончания института своими однокурсниками стал инженером и был рекомендован в аспирантуру.

В 1937 году я вместе со всеми студентами КАИ был переведен в Ленинградский институт инженеров ГВФ и года два не встречался с Владимиром Николаевичем. Бывая иногда в Киеве, с большим удовлетворением узнавал о его необычайных успехах в области науки, о блестящей защите им кандидатской диссертации в 1939 году. В это время он приезжал и в Ленинград для участия во второй научно-технической конференции ЛИИ ГВФ, где выступил с отличными докладами. Но ни мне, ни всем, знавшим Челомея по совместной учебе в КАИ, не приходило в голову, что он будет не только крупнейшим ученым-теоретиком, но и блестящим конструктором первооткрывателем, прокладывающим принципиально новые Пул-и в технике. В этом человеке жизнь удивительно счастливо Неплодотворно сплавила необычайно ценные качества. Подобное сочетание является, видимо, настолько редким, что я в своей Жизни столкнулся с ним лишь однажды.

Работая на протяжении многих лет под непосредственным Руководством Челомея, непрестанно изумлялся его неистощимой творческой энергии, изобретательности, поразительному умению выбирать главные, наиболее актуальные задачи и самые эффективные пути их решения. Он умел найти в этих задачах важнейшие ключевые вопросы, увлечь большие коллективы специалистов, направив их усилия на решение совершенно новых и часто необычайно трудных проблем.

Творческие достижения Челомея – это плоды титанического труда, помноженного на его многогранный, яркий и самобытный талант ученого-конструктора. Я убежден, что именно это и выдвинуло его в число выдающихся деятелей мировой науки и техники.

Похожие статьи:

  1. Дородницын А.А. о конструкторе Челомее В.Н Интервью с А. А. Дородницыным, академиком АН СССР, почетным директором...
  2. Создания пульсирующего воздушно-реактивного двигателя ПуВРД Владимир Николаевич Челомей был не только крупным ученым-теоретиком, но и...
  3. Генеральный конструктор Челомей Владимир Николаевич Е.А. Федосов, начальник научно-исследовательского института автоматических систем, академик АН СССР,...

автор admin



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.