Дек 17

История человека создававшего космические ракеты и шатлы

Около пяти лет мы работаем без Владимира Николаевича Челомея – великого российского конструктора ракет и шатлов. С далекого апреля 1956 года, когда я пришел после окончания Ленинградского Военно-механического института в КБ Челомея, моя работа шла в постоянном общении с Генеральным конструктором. И именно поэтому писать воспоминания о Владимире Николаевиче необычайно трудно – он еще как живой среди нас, а о живых воспоминания не пишут.

Но все же его нет…

Перебирая в памяти годы, месяцы и дни Генерального конструктора, могу сказать, что каждый его день был полон борьбы, поисков, напряжения. Конструкторам больших систем, комплексов, а Владимир Николаевич Челомей принадлежал к творцам масштаба С. П. Королева, А. Н. Туполева, А. А. Расплетина, вообще свойственно жить исключительно своей работой. Пусть временами казалось, что дело, мысли о нем откинуты В. Н. Челомеем напрочь. И вдруг среди домашних, недолжностных забот, в совершенно неподходящей обстановке, часто среди ночи – возврат к создаваемому, порой с глубоким отходом назад, к первоначальным позициям. В таком напряжении, горении прошла вся жизнь Владимира Николаевича.

Это относилось в равной степени ко всему, что зарождалось, шлифовалось, отрабатывалось или исследовалось в КБ В. Н. Челомея по всем тематическим направлениям: технике крылатых ракет; ракетам-носителям; космическим аппаратам, комплексам и системам.

На мой взгляд, самым главным во Владимире Николаевиче была цельность его устремлений, жизненных интересов. Начиная с 30-х годов научную, конструкторскую и организационную работу он вел в одном направлении. Это было развитие советской авиационной и ракетной техники. Будь то проектирование, создание или отработка новых комплексов и ракетных систем или организация работы большого числа творческих и производственных коллективов – везде Владимир Николаевич Челомей отличался глубоким проникновением в суть проблем, полной самоотдачей в поиске единственного правильного решения.

Помнится, когда перед его юбилеями конструкторы, ученые, видные государственные деятели готовили ему поздравления и пытались разузнать про увлечения, хобби Генерального конструктора, ничего кроме работы, правда, весьма многообразной и многоплановой, не обнаруживалось. Могу подтвердить, что работа занимала все его время, все его мысли и силы. Ему не требовалось хобби. Иногда начинается некоторое «улучшение» образа Владимира Николаевича Челомея рассказами о его увлечениях музыкой, спортом и т. д., и хочется спорить. Да, все это было в его жизни, но на заднем плане, фоном.

Владимира Николаевича до последних лет жизни выделяла огромная, фантастическая работоспособность.

Когда сейчас в КБ специалисты, знавшие ранее работы Генерального конструктора лишь в общих чертах, знакомятся с реальными образцами техники и систем, созданными под его руководством, большинству из них трудно представить, как можно было за коротких 30 лет осуществить все это. Ведь каждое новое с изделие» (как именуются в ракетной технике ее образцы), какой бы большой коллектив или содружество коллективов его не создавали, должно было пройти и прошло через ум, душу и сердце руководителя работы.

Один лишь краткий перечень. Под его руководством созданы: от крылатых ракет 10ХН до крылатых ракет разработки 1955–58 гг. с раскрывающимся в полете крылом, стартующих из транспортно-пускового контейнера; в области космической техники – от принципиально новых аппаратов типа «Полет» и тяжелых научных автоматов «Протон» до пилотируемых станций «Салют»; в области создания ракет-носителей – ракетный комплекс «Протон», принесший огромную пользу отечественной космонавтике, и ныне остающийся основным мощным средством выведения на орбиту спутников Земли и аппаратов для обеспечения связи, телевидения, навигации и исследования дальних пространств космоса. Пройдет время, будут обнародованы и полные перечни разработок Владимира Николаевича Челомея вместе с блестящими конструкторскими решениями, рожденными в муках открытий. Главное из того, о чем уже сейчас можно сказать открыто,– В. Н. Челомеем и его конструкторским бюро было начато создание всего «семейства» пилотируемых станций «Салют». Широкому кругу специалистов и просто читателей неизвестно также, что в достижении паритета между СССР и США в стратегической области вклад В. Н. Челомея в 1960–70 гг. был определяющим.

Когда о Владимире Николаевиче Челомее говорят, что «он всегда и весь был в постоянной борьбе», это требует пояснений. В основе борьбы были идеи, необычные конструкторские решения, впервые предсказанные пути развития ракетно-космической техники. Обычно все, что предлагалось В. Н. Челомеем, не было экспромтом, как это многим, вероятно, казалось сначала из-за необычайности предлагаемого. Так было, например, в 1955 году, когда было предложено смелое решение о старте крылатой ракеты с качающегося основания, каким является пусковая установка корабля или подводной лодки. Никто из авиационных конструкторов не поверил тогда в реализуемость этого, ведь ракета была со сложенным крылом, оно раскрывалось лишь в полете. Необходимо напомнить, что в 1955 году никаких электронно-вычислительных машин в системах управления ракетами еще не было, так же как не было и поворотных сопел у твёрдотопливных стартовых двигателей. Предложенное решение к моменту его внедрения было всесторонне проверено на моделях.

В последующие годы много яростных споров вызвали, например, необычные предложения о создании космических систем прикладного характера (1959 год), не одиночных космических аппаратов, а систем из группы аппаратов с координацией их работ наземными службами, с обработкой и передачей потребителям получаемой из космоса информации.

Мне вместе с В. Е. Самойловым довелось встречаться по ряду вопросов с С.П. Королевым. Это были встречи, в которых невольно продолжались начатые ранее диалоги между Владимиром Николаевичем Челомеем и Сергеем Павловичем. Нам пришлось тогда поспорить с Королевым, который говорил: «Какие сейчас системы? Пока это еще фантастика. В космосе пока надо решать разовые задачи, например такие, как только что решенная – фотосъемка обратной стороны Луны». Шел 1959 год. До старта Гагарина было еще 3 года. В КБ Челомея шли упорные работы по созданию космических систем. Почти все, что разрабатывалось Генеральным конструктором В. Н. Челомеем, опережало время, и поэтому вызывало бурные споры и сильное противодействие. Доводы против идей Челомея всегда были «самые весомые» – «кому это на да?» и «раз американцы этого не делают, почему должны делать мы?». В большинстве случаев победа оставалась за Владимиром Николаевичем – наконец понимали, что предложение действительно очень нужное, обладает огромной практической ценностью. Но всегда для убеждения заказчика н руководства в своей правоте В. Н. Челомею требовалось методично, системно применять свои качества, вроде бы далекие от чистой науки и техники,– качества искусного дипломата, пропагандиста своих открытий.

Похожие статьи:

  1. Дородницын А.А. о конструкторе Челомее В.Н Интервью с А. А. Дородницыным, академиком АН СССР, почетным директором...
  2. Пузрин С.Б. о конструкторе Челомее В.Н С. Б. Пузрин, кандидат технических наук, доцент, лауреат Ленинской премии...
  3. Усова З.С. о конструкторе Челомее В.Н Интервью с 3. С. Усовой, секретарем В. Н. Челомея с...

автор admin



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.