Дек 18

Имитаторы космического пространства

Г. А. Маев, кандидат технических наук

В 1952 году ему было 38 лет. Он стремительно появился на кафедре и начал читать нам свой курс «Крылатые ракеты дальнего действия». Название и сейчас звучит современно. Дальней перспективой он владел всегда.

Первую лекцию своим присутствием «почтили» не все студенты. Это старая практика. На всех последующих, до самого конца курса, свободных мест в аудитории не было. Перед нами выступал высокоинтеллигентный человек. Своим рассказом он вовлекал нас не только в мир крылатых ракет, а и в огромный, удивительный мир техники.

Лектор великолепно владел теоретическим наследием великих ученых. На экзаменах был строг и принципиален. Не знать было стыдно.

В 1953 году мое знакомство с профессором Челомеем прервалось. Я окончил институт. Но вскоре, в 1956 году он был назначен главным конструктором предприятия, где я работал.

Фирма находилась в Москве. Загородное предприятие, которое Челомей до этого возглавлял, после объединения с московским некоторое время оставалось филиалом организации. Однако вскоре все поменялось. Московская территория стала филиалом, а специалистов, в том числе и меня, перевели за город. Это было в 1958 году. Но поскольку за городом не оказалось необходимых отделов, да и рабочих мест было мало, мы продолжали работать в Москве. И лишь изредка ездили туда за зарплатой.

И вот однажды, проходя по территории предприятия, я увидел на импровизированной трибуне Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева и В. Н. Челомея. Под открытым небом шел митинг, посвященный вручению предприятию ордена Ленина.

Выступая, Н. С. Хрущев вспомнил один эпизод: как его вызывает Сталин и дает поручение разобраться с одним изобретателем – «фантазером». Тот был у него и показывал макет подводной лодки с цилиндрическим контейнером. Изобретателем, понятно, был Челомей, а вот отношение к нему Сталина было неясным.

– Но мы разобрались,– сказал Н. С. Хрущев,– и сейчас вы пожинаете плоды.

После этого он прикрепил орден Ленина к знамени предприятия…

Шло время, предприятие расширяло свою тематику. Вскоре всерьез заговорили о космосе. В то время это была совершенно неизведанная область. Предполагалось, что там будут летать некоторые аппараты, к конструированию которых мы приступали. Предстояло выполнить огромный объем работ, создать средства для наземной отработки космических аппаратов.

В 1961 году я был назначен начальником лаборатории, в задачу которой входило создание в специальных имитаторах условий космоса и проведение испытаний космических аппаратов. Их создание на предприятии шло уже форсированным темпом.

Задача была не из легких. Имитаторы космического пространства в перспективе должны были вмещать космические аппараты весом в 20 тонн. Замечу, что объем имитатора должен быть в пять, а то и в десять раз больше объема размещаемого в нем космического аппарата. Основа имитатора – вакуумная камера. Ни у нас, ни за рубежом в то время не было ничего такого, что можно было бы взять за прототип.

Штат нашей лаборатории состоял из меня и одного механика. Производственная площадь – около 12 «квадратов». С этого мы начинали. А также – с понимания того, что у нас в стране многие ученые скептически относятся к идее создания имитаторов космического пространства больших габаритов.

Мне вскоре после этого довелось присутствовать на совещании в Министерстве авиационной промышленности. Его вел министр П. В. Дементьев. Там были собраны руководители и ученые из ряда институтов и организаций, занимающихся исследованиями вакуума, низких температур.

На мою долю выпало представить плакаты, отражающие наши представления об испытательной технике будущего. Кое-кто из присутствующих засомневался в возможности создания таких имитаторов, идея которых была выдвинута нами. Тема наша «повисает». Тогда слово берет Владимир Николаевич. И все слышат блестяще аргументированное выступление о необходимости тщательной наземной отработки космического аппарата, без которой завоевание космоса невозможно. Это стало поворотным моментом. Вопрос о строительстве установки был решен положительно.

Но теперь, чтобы начал раскручиваться маховик механизма реализации, необходимо было, чтобы правительство приняло соответствующее постановление. Вернувшись с того совещания, Владимир Николаевич решил не ждать, когда все будет «оформлено» по всем правилам, а сразу дал указание готовить так называемую «нулевую очередь» установок на существующих площадях, с имеющимися людьми и энергетикой. С точки зрения сегодняшнего дня это можно рассматривать как классический пример нацеленности на ускоренное получение результатов.

В нас, участников этой эпопеи, вселился небывалый энтузиазм. Лаборатория начала расширяться и укрепляться фанатически преданными технике кадрами. Работа закипела.

В одной авиационной организации была обнаружена огромная термобарокамера, которая в свое время была недостроена. Ее за ненадобностью отдали нам. Никаким требованиям, предъявляемым к технике высокого вакуума, она не отвечала. Корпус был изготовлен из самой низкосортной стали. Сварочные швы в некоторых местах просвечивали. Но размеры камеры (диаметр 3 м, объем 100 м3) впечатляли. Говорят, что иногда проблему можно решить, совершенно не зная правил ее решения. Нечто подобное получилось у нас.

Владимир Николаевич постоянно интересовался нашей стройкой и даже велел докладывать ему о величине вакуума, которого мы достигли в процессе работы.

И вот пришла победа. Мы достигли того, чего хотели. Установка вышла на расчетный высоковакуумный режим. Я позвонил Владимиру Николаевичу и он вскоре пришел в лабораторию. На установку было страшно смотреть. Она вся была в сварочных швах и вид у нее был нетоварный. Но внутри был настоящий высокий вакуум, который позволил нам впоследствии применить новые технологии отработки герметичности и тепловых процессов, проводить разделения обтекателей и других устройств космических аппаратов таких габаритов, которые соответствовали размерам строящихся ракет.

Владимир Николаевич подробно ознакомился с нашими делами и, поблагодарив, улыбнулся: «Держите вакуум в руках!»

Потом он часто бывал у нас. Лаборатория продолжала технически совершенствоваться. Стали появляться новые установки. На них прошли испытания все космические аппараты, созданные под руководством Генерального конструктора В. Н. Челомея. Установки оказались настолько универсальными и совершенными, что на них стали испытываться космические аппараты других главных конструкторов (например, «Союз», «Астрон», «Квант» и др.).

Мне доводилось много раз вводить в строй ту или иную вакуумную установку. Это были всегда радостные события. Но работа на нашей первой вакуумной установке, вареной-переваренной, запомнилась особенно отчетливо еще и потому, что Владимир Николаевич и здесь опережал свое время.

Похожие статьи:

  1. Усова З.С. о конструкторе Челомее В.Н Интервью с 3. С. Усовой, секретарем В. Н. Челомея с...
  2. Создание Протона, космических спутников и орбитальных станций Ю. Н. Глазков, летчик-космонавт СССР, кандидат технических наук, Герой Советского...
  3. Ильичев А.В. о конструкторе Челомее В.Н А. В. Ильичев, доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии...

автор admin



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.