Фев 28

Такая у нас работа – учить самолеты летать

В настоящее время происходят принципиальные изменения во взаимоотношениях между "чувственной информацией" (личными впечатлениями) и объективной, регистрируемой аппаратурой. Сейчас еще до испытаний проводится широкое и глубокое математическое моделирование "поведения" системы в зависимости от многих физических факторов, затем следует полунатурное моделирование с включением человека (необязательно летчика) в систему управления и информации. Практически некоторые исследователи от полета ждут лишь подтверждения результатов моделирования. Так оно нередко и бывает, но случается, что подтверждение есть, а удовлетворения у испытателя нет. Обнаруживается несогласованность субъективной оценки с данными объективного контроля, т.е. с записями десятков самописцев, магнитных накопителей, бортовых и наземных ЭВМ. "Несмотря на наличие различных приборов, замеряющих характеристики и регистрирующих поведение самолета, те из качеств, за которые его любят или не любят, могут быть обнаружены и зафиксированы только летчиком-испытателем".

Но приуменьшать значение объективной информации тоже нельзя. Испытателю необходимы инженерные знания, которые помогают переводить наблюдения, чувства, мысли на инженерный язык фактов и цифр. Жизнь испытательская изобилует фактами такого рода, когда летчик по вибрации, перегрузкам улавливал ту грань, за которой идет разрушение техники. Если он доверял только приборам и шел через эту субъективную грань, то потом жестоко расплачивался. Специальные эксперименты по изучению умственной деятельности летчика в аварийной обстановке показали, что в 60% случаев он начинает строить гипотезу по сигналам косвенным, не предусмотренным в технических документах. Испытатель слышит, чувствует машину, более того, он с ней разговаривает, он ее уговаривает, воспитывает и, наконец, действительно учит.

"… При подъеме нового самолета летчику дается 10–15 секунд для того, чтобы понять, чего "хочет" самолет. За эти 10–15 секунд он должен стать хозяином, иначе самолет может вырваться из рук" (Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР B.C. Ильюшин).

Чувствуете? "Вырваться из рук". Казалось бы, здесь предельно ясна роль человека-испытателя, но, к сожалению, иногда можно встретить больше доверия к техническому устройству, к регистратору. Психология взаимоотношений "человек – регистратор" должна быть всегда определенной: летчик-испытатель использует регистраторы для подтверждения своих наблюдений, мыслей, чувств. Здесь не должно быть противоречий, а тем более использования регистратора против летчика.

Испытатель любого ранга – это специалист, который решает судьбу летательного аппарата. Очень важно на всех уровнях поддерживать общественную атмосферу доверия и уважения к нему. Право рядового летчика-испытателя наложить вето на "сырое изделие" должно быть незыблемым моральным законом. Испытатель – это тот последний безупречный фильтр, после которого остается полная ясность и истина. Он – государственный человек, и готовить его нужно в соответствии с изложенными выше принципами.

В 1924 году летчик-испытатель А.И. Жуков дал отрицательную оценку новому истребителю И-1, так как машина плохо выходила из штопора. Некоторые сотрудники ОКБ были возмущены, так как сам Жуков успешно выводил машину из штопора. На это он отвечал: "У меня ведь собачье чутье, а в воздушном бою людям некогда будет приглядываться к каждому движению самолета. Летать самолет должен хорошо. Вот и все".

Конечно, в таком сложном деле, как создание и проверка новых технических идей, компромисс неизбежен, но только не за счет моральных издержек.

В среде летчиков побудительным мотивом стать летчиком-испытателем является в основном творческий интерес. Из потребности к творчеству формируются и личные цели. Но какими бы ни были личные побудительные мотивы, они всегда исходят из общественных потребностей: работать во имя человека. В гуманизме и в самоотдаче – человеческая сила испытателя. Известны слова песни: "… такая у нас работа – учить самолеты летать". Но это лишь одна сторона профессии, другая – научить других. Но испытатель – не инструктор, он не обучает (в прямом смысле этого слова) летать летчиков. Психологическая суть его работы сводится только к узкопрофессиональным рамкам испытательного задания. Вместе с тем сама задача испытаний подразумевает получение ответа на вопрос, сможет ли эффективно использовать самолет рядовой летчик и будет ли обеспечена безопасность полета. Рядовому летчику очень нужен опыт испытателя, до мельчайших подробностей познавшего особенности поведения конкретного самолета, скажем, на критических режимах, особенности управления в турбулентной атмосфере или на малых скоростях, "нрав" самолета на предельных углах атаки и т.п.

А вот мнение самих испытателей о заинтересованности в передаче своего личного опыта рядовым летчикам.

"Эта заинтересованность проявляется по-разному, в зависимости от педагогических способностей. Более заинтересованы в передаче опыта люди более высоких нравственных качеств" (Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР полковник А.А. Щербаков).

"Очень заинтересован, потому что не просто оцениваешь самолет, но и желаешь чувствовать плод своего труда в мощи авиации, которая базируется на мастерстве всех летчиков" (Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР генерал-майор авиации В.И. Петров).

Из среды летчиков-испытателей выросло немало ученых. Среди них: доктор технических наук М.Л. Галлай, кандидаты наук Н.В. Адамович, Г.Т. Береговой, Г.Ф. Бутенко, С.Г. Дедух, С.А. Микоян, В.Е. Овчаров, С.В. Петров и др., лауреаты Ленинской и Государственной премий А.С. Бежевец, А.А. Манучаров, В.В. Мигунов, B.C. Ильюшин, Г.А. Седов, А.В. Федотов и др. Запас знаний у них огромен, а аудитория для передачи этих знаний летному составу слишком мала.

В будущем нам видится более тесное содружество летчиков-испытателей с представителями наук о человеке. Тем более что на современном этапе, как указывает партия, "все более явно проступает ориентация науки на человека, но совершенствование творческих способностей личности… духовный рост человека впервые в истории становится решающим фактором материального производства".

Похожие статьи:

  1. Моральные устои летчика-испытателя Прежде всего, надо всегда помнить, что летчик-испытатель начинается с летчика,...
  2. Социальный портрет летчика-испытателя В процессе становления летчика-испытателя как профессионала ощущение свободы действий, которая...
  3. Деятельность летчика в системе «летчик – самолет – среда» Еще пример. Исследуются последствия отказа, внимательно следит испытатель за поведением...

автор admin



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.