Сен 24

Патриотизм И.П. Павлова

Что ни делаю, постоянно думаю, что служу этим, сколько позволяют мне мои силы, прежде всего моему отечеству, нашей русской науке. И это есть и сильнейшее побуждение и глубокое удовлетворение.

И. П. Павлов

Беззаветно преданный служению любимому делу, науке, Павлов был верным гражданином своего отечества, патриотом своей страны.

В письме к председателю организационного комитета I съезда физиологов от 6 апреля 1917 года Павлов писал: «Мы только что расстались с мрачным, гнетущим временем…

Слава богу, это — уже прошлое и, будем надеяться, безвозвратное…

Мы не можем не ждать, мы должны ждать при новом строе нашей жизни чрезвычайного усиления средств всякого рода для научной деятельности.

А раз так, то для нас встает новый повод усилить нашу рабочую энергию до высшей степени».

В письме Академии наук СССР от 23 декабря 1934 года Павлов говорит о своей мечте: «Если бы осуществилась и моя мечта, чтобы наша лабораторная коллективная работа заметно дала себя знать на устроении человеческого счастья и чтобы она в моей любимой науке оставила достойный памятник нашего русского ума!».

В заметке от 6 июля 1935 года о перспективах работы он с гордостью констатировал: «На моей родине идет сейчас грандиозная социальная перестройка. Уничтожена дикая пропасть между богатыми и бедными. Я хочу жить еще до тех пор, пока не увижу окончательных результатов этой социальной перестройки…».

Особенно сильное впечатление произвела речь Павлова на открытии XV Международного конгресса физиологов в 1935 году, на котором присутствовало более тысячи делегатов из разных стран. Павлов говорил: «Я могу понимать величие освободительной войны. Однако нельзя вместе с тем отрицать, что война по существу есть звериный способ решения жизненных трудностей, способ, не достойный человеческого ума с его неизмеримыми ресурсами… А как искатели истины, мы должны прибавить, что в международных отношениях необходимо строго соблюдать справедливость».

Настоящее удовлетворение получил Павлов при посещении Рязани в 1935 году, решив после окончания конгресса в Москве повидать свой родной город: «Мне хочется сказать, что и раньше случались чествования представителей науки. Но это были чествования в узком кругу людей, так сказать, того же сорта — людей науки. То, что я вижу теперь, нисколько на эти узкие юбилеи не походит: у нас теперь чествует науку весь народ…

Раньше наука была оторвана от жизни, была отчуждена от населения, а теперь я вижу иное: науку уважает и ценит весь народ…».

И, конечно, огромное значение имело письмо Павлова к молодежи.

Общественную работу Павлов вел и раньше. Так, с 1893 года он состоял товарищем председателя Общества русских врачей в С.-Петербурге, а с 1906 года — председателем этого общества. И пока он занимал эти посты, деятельность общества была наиболее оживленной и плодотворной, так как в случаях нехватки докладов Павлов пускал в ход материалы своих сотрудников, и заседания общества не срывались. С 1905 года Иван Петрович был почетным членом С.-Петербургского врачебного общества взаимной помощи, где являлся бессменным членом товарищеского суда чести. Общественный характер носила десятилетняя борьба Павлова с произволом начальника Военно-медицинской академии.

Родина была для Павлова понятием глубоким и важным. Он с горечью вспоминал все те страдания и горе, которые выпали на долю русского народа в самодержавной России. Самодержавие было для Павлова «мрачным, гнетущим временем».

В то же время его воодушевляли творческие силы русского народа, героические дела, тот огромный вклад в мировую культуру, который внесли лучшие представители русской науки, литературы, искусства.

Любовь Ивана Петровича Павлова к Родине была действенной, творческой, проявлялась в делах. Нередко Павлов говаривал (моя запись. — И. Р.), что «вот крестьяне и рабочие делают свое дело, писатели, художники, композиторы — свое, ученые, в том числе я, также вносим кое-что в общий прогресс, и после меня для моего народа останется что-то полезное — это меня удовлетворяет, значит, жизнь прожил не зря».

Октябрьскую революцию Павлов воспринял не сразу, но объективно и честно. И здесь ему помог его крепкий и здоровый патриотизм, любовь к простому русскому человеку. Такие мероприятия Советского правительства, как всеобщее обязательное обучение, широкая бесплатная медицинская помощь, с достоинством приводимая внешняя политика, освобождение страны при голоде и разрухе от интервентов, намеченные по пятилетиям и выполняемые грандиозные стройки и преобразования народного хозяйства, укрепление обороноспособности страны — все это и многое другое радовало Павлова как патриота, как гражданина своей Родины.

Постоянная забота Советского правительства о науке и ее деятелях глубоко трогала Павлова и он понимал, что подобного рода мероприятия Советского правительства не могут не принести положительных результатов. Эта хотя и исподволь, но искренне, все ближе и ближе подводило Павлова к принятию советского строя.

В первые годы после Октябрьской революции, когда на каждом шагу были колоссальные трудности, Павлов как страстная натура бурно переживал всякого рода реформы, преобразования. Но вскоре он убедился, что советский строй может вывести его Родину на прекрасную, светлую дорогу, создать из отсталой во многих отношениях России первоклассную, великую державу.

Космополитизм был чужд Павлову, и, отдавая должное иностранным ученым, он отстаивал приоритет русских ученых.

Будучи создателем учения о высшей нервной деятельности, Павлов указывает, что и идея этого учения также есть заслуга русского ума:

«Я кончил мое сообщение. Но мне остается прибавить к нему нечто кажущееся мне очень важным. Ровно полстолетия тому назад (в 1863 году) была написана (напечатана годом позже) русская научная статья „Рефлексы головного мозга”, в ясной, точной и пленительной форме содержащая основную идею того, что мы разрабатываем в настоящее время. Какая сила творческой мысли требовалась тогда, при тогдашнем запасе физиологических данных о нервной деятельности, чтобы родить эту идею! А родившись, идея зрела и сделалась в настоящее время научным рычагом, направляющим огромную современную работу над головным мозгом. Позвольте мне в полувековой юбилей „Рефлексов головного мозга” пригласить вас память автора их, профессора Ивана Михайловича Сеченова, гордости русской мысли и отца русской физиологии, почтить вставанием».

Павлов всегда отстаивал интересы русских ученых. Так, в одной из своих статей он отмечает: «При изучении этих отклонений в сторону преобладания торможения, ослабления раздражительного процесса, нам пришлось убедиться, что одно из открытий нашего выдающегося покойного физиолога Н. Е. Введенского глубоко справедливо.

Введенский сделал очень много в нервной физиологии, ему посчастливилось найти здесь крупные факты, но он почему-то был недостаточно оценен в заграничной прессе». В другом месте Павлов пишет о К. А. Тимирязеве: «Мы рады, хотя бы этим скромным трудом, выразить чувство нашего глубокого уважения Клименту Аркадьевичу Тимирязеву как выдающемуся деятелю родной науки и неустанному борцу за истинно научный анализ в области биологии, все еще нередко сбивающейся, в лице многих ее представителей, на фальшивые пути».

В 1843 году иностранный ученый (Блондло) наложил желудочную фистулу, и долгое время за ним сохранялся приоритет в этой операции. Однако в 1842 году такую операцию удачно проделал московский профессор Басов, и Павлов всеми силами защищал приоритет Басова в этой области.

Павлов не только отстаивал идеи русских ученых, но и их творчество. Он пишет: «…Мне хотелось бы, чтобы у нас, где положено начало такого рода исследованиям, создалась и первая соответствующая лаборатория, чтобы все это, как мне кажется, очень важное научное предприятие сделалось целиком нашим достоянием, нашей заслугой».

Похожие статьи:

  1. Почетный член общества врачей СПИСОК присуждений ученых степеней и избраний И. П. Павлова в...
  2. Павлов про связь физиологии с медициной Единство теории и практики Понимаемые в глубоком смысле физиология и...
  3. Труд умственный Мне кажется, что основной целью молодости должно быть приучить себя...

автор admin \\ теги:



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.