Авг 18

Иван Петрович Павлов и Факты

Изучайте, сопоставляйте, накопляйте факты.

Факты – это воздух ученого.

И. П. Павлов

Цепкость к фактам у Павлова была изумительной. Самый простой и незначительный факт, но повторяющийся безотказно в эксперименте, сделавшийся «ручным», всегда и неизменно вызывал у него наслаждение и удовлетворение. Память на факты была у Ивана Петровича необыкновенной. Годами он держал в голове огромный экспериментальный материал. Протокольные цифры из опытов удерживались им в течение нескольких дней и воспроизводились точно. Случалось, что Иван Петрович Павлов, приходя к сотруднику на опыт, первым делом просил рассказать ход опыта и результат его за предшествующие два-три дня с указанием различных цифровых данных; сотрудник, естественно, раскрывал тетрадь протоколов, за что получал от Павлова сердитое замечание: «Свой материал, милостивый государь, надо знать крепко». А если Иван Петрович Павлов был лично на этих опытах, то называл цифры на память и безошибочно.

Иван Петрович Павлов думал фактами. А чтобы думать фактами, необходимо прочно держать их в голове. На своих знаменитых «средах» сообщения о ходе работ за неделю Иван Петрович Павлов делал сам, причем текущий экспериментальный материал, за очень редкими исключениями, излагал на память, не пользуясь записями. И так до последних дней своих, до 86 лет. В последние годы жизни у Павлова было до 50 научных сотрудников. И хотя работали они по одной главной проблеме – высшей нервной деятельности, фактический материал получался очень разнообразный даже за одну неделю. Конечно, Иван Петрович Павлов за два часа беседы физически был не в состоянии изложить весь материал, полученный за неделю всеми сотрудниками, поэтому он брал опыты, законченные по определенной теме или представляющие особый интерес на данной этапе исследования. Как правило, беседы Иван Петрович Павлов начинал с изложения фактических данных, прося сотрудника, чей материал он докладывал, поправить его, если он в чем ошибется. Иван Петрович Павлов докладывал лучше и точнее, чем это мог бы сделать даже хозяин материала. Затем шел разбор, анализ экспериментов, сопоставление фактов, обобщение, выводы, ставились новые вопросы, проектировались новые опыты. И все это, как правило, делал Иван Петрович Павлов.

На долю сотрудников приходилось менее активное участие в беседах. Закончив какой-нибудь раздел своего сообщения, Иван Петрович Павлов обращался к сотрудникам с просьбой высказать критику, соображения, замечания.

Больше всего страстности Иван Петрович Павлов вносил в свое научное дело и в собирание фактов. Он вбирал их в себя, как губка воду, обильно и неустанно – всю жизнь.

Но Иван Петрович Павлов не был «архивариусом фактов». Факты были ему нужны для реального думанья, для анализа и синтеза, для проникновения в интимные и туманные стороны деятельности мозга. Страстность, стремление к истине и ясный и реальный ум и материалистическое мировоззрение обусловили влечение Павлова к фактам, освоение их и использование для творческой работы.

В тех случаях, когда кто-нибудь из учеников просил совета, как писать научную статью, Иван Петрович Павлов всегда рекомендовал излагать в первую очередь подробно и точно фактическую часть работы, а выводы делать самые скромные, прямо вытекающие из экспериментального материала. Фактический материал, по его словам, золотой фонд. Разговоры и споры без фактического обоснования он называл «словесной эквилибристикой», пустой болтовней, путающей дело и потому вредной. Вместе с тем Иван Петрович Павлов высоко ценил значение идеи и часто говорил, что «если пет в голове идеи, то и не видишь фактов». На основе тех или иных гипотез ставились эксперименты. Гипотезы немедленно отбрасывались, если они не подтверждались фактами.

Страстью к истине и фактам, глубоко критическим подходом к делу объясняется и то, что Иван Петрович Павлов в первые годы разработки учения о высшей нервной деятельности, когда сотрудников было еще мало, лично присутствовал на опытах, чтобы собственными глазами видеть результаты и то, как, при каких условиях, они получаются. И в дальнейшем, даже в 86 лет, Иван Петрович Павлов не пропускал случая лично посмотреть новый факт. Надо было видеть его во время опыта, его строгую, даже суровую сосредоточенность, а после удачного опыта – беспредельное удовольствие, добрую улыбку.

Нередко Иван Петрович Павлов одну и ту же тему давал нескольким сотрудникам. Это бывало не только в тех случаях, когда результат получался неопределенный, но и тогда, когда он был вполне убедителен. Иван Петрович искал и требовал все новых и новых подтверждений старых фактов, полученных в другой обстановке другими сотрудниками. Это давало уверенность в методе, в правильности постановки вопроса и опыта, в достоверности результатов опытов.

Факты имели для Павлова решающее значение. Если его теории, которые временно, на данном этапе исследований, объясняли и объединяли группу фактов, были им выношены и выстраданы, стали ему кровно близкими, но с новыми фактами не согласовывались, он беспощадно отбрасывал их как тормозящие дело. Однако отбрасывались они нелегко. Иван Петрович Павлов в такие периоды ходил по нескольку дней хмурым, суровым, малоразговорчивым. И вдруг в одно утро являлся в лабораторию просветленным и радостным: со старой теорией все кончено – надо искать новую. А это значит – собирать свежие факты, которые дадут новые толчки к развитию, к прогрессу научных исследований.

Стремление к фактам у Павлова не было только приемом научного исследования. Это стремление пронизывало всю его жизнь – научную, общественную и личную. Когда ему передавали какое-либо событие, Иван Петрович требовал несколько раз повторить фактическую сторону его, зная, что, преломляясь в индивидуальном сознании, событие окрашивается в «индивидуальные цвета» и доходит в конце концов до полного искажения. В спорах Иван Петрович Павлов подавлял противника фактами и заставлял сдаться. В суде чести Общества взаимопомощи врачей Иван Петрович Павлов отбрасывал симпатии или антипатии к подсудимому и руководствовался исключительно фактической частью дела, за что и пользовался безграничным доверием и уважением товарищей. В дискуссиях по научным вопросам Иван Петрович Павлов и сам базировался на точном фактическом материале и от противника требовал того же.

Страсть Павлова к фактам развилась на основе материалистического мировоззрения, с одной стороны, и в результате большой экспериментальной работы, с другой. Неизбежные в большом и особенно в новом деле ошибки принуждали строго следовать фактам, чтобы двигаться вперед, чтобы отделить предвзятость от реальности. Все это в исключительной степени необходимо при исследованиях высшей нервной деятельности, где на каждом шагу исследователя подстерегает идеалистическая «непознаваемость» мозговых процессов.

Похожие статьи:

  1. Иван Петрович Павлов – труд физический и отдых Всю мою жизнь я любил и люблю умственный труд и...
  2. Иван Петрович Павлов и Научная деятельность Под нервизмом понимаю физиологическое направление, стремящееся «распространить влияние нервной системы...
  3. Иван Петрович Павлов и Коллектив Мы все впряжены в одно общее дело, и каждый двигает...

автор \\ теги:



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.