Сен 22

Иван Петрович Павлов – труд физический и отдых

Всю мою жизнь я любил и люблю умственный труд и физический и, пожалуй, даже больше второй…

Иван Петрович Павлов

Крайне напряженная умственная работа, которой отдавался Иван Петрович Павлов, требовала для него хорошего отдыха. Но каким он должен быть? Бездействие не было для него отдыхом. Даже летом на даче Иван Петрович Павлов не мог спокойно сидеть на скамейке или совершать бесцельные прогулки, созерцать жизнь — и во время отпуска Иван Петрович Павлов должен был обязательно чем-то заниматься, иначе в голову невольно шли мысли об условных рефлексах, об экспериментах, о неразрешенных вопросах и т. п. Лучшим отдыхом от своей научной работы, от умственных занятий он считал для себя физический труд.

Театром и музыкой Иван Петрович Павлов не увлекался, хотя начиная с 1932—1933 годов у него на квартире любительский квартет довольно регулярно давал концерты. Позднее профессор В. С. Галкин организовал на дому у Павлова несколько концертов вокального кружка, в составе которого были артисты Ленинградского академического театра оперы и балета Андреев, Преображенская, Плешаков и дирижер Ельцин. Таким образом, в последние годы жизни Иван Петрович Павлов насладился музыкой, преимущественно русской (особенно действовал на него Мусоргский), и пережил много волнующих минут.

Некоторым отдыхом для Павлова было коллекционирование, посещение художественных выставок! Иногда вечера посвящались гимнастике в Гимнастическом обществе врачей, однако все эти занятия не были для Павлова таким настоящим, полным отдыхом, каким была перемена умственного труда на физический.

Своему отцу Иван Петрович Павлов был бесконечно благодарен за привитую ему с детства любовь к физическому труду. С привлекательной теплотой вспоминал Иван Петрович Павлов работу с отцом в саду при доме. Отец умело, постепенно и систематически приучал Павлова к физической работе. И не только из-за нужды, а сознательно, ради физического развития сына и ради того благотворного влияния, какое физическая работа оказывает на человека.

Познав в юности наслаждение от физической работы, Иван Петрович Павлов и в зрелом возрасте не мог уже оставить физический труд и обязательно уделял ему часть своего времени.

«Иван Петрович с азартом брался за физическую работу, которой посвящал все три месяца жизни на даче. Два часа утром он работал в цветнике. Работал он энергично, до пота. Страстную любовь свою к физическому труду он постоянно подчеркивал…» (из воспоминаний С. В. Павловой).

Заметим кстати, что Иван Петрович Павлов дома взял на себя «нагрузку» топить печи и в это дело вкладывал умение, старательность, смекалку, серьезность: для каждой топки подбирал одинаковые поленья, по-особому укладывал их в печь, следил за равномерностью сгорания и вовремя (никак не раньше и не позже — в этом заключался «гвоздь» топки) закрывал печь. Все это доставляло ему большое удовольствие.

В течение более двадцати лет Павловы прожили на одной и той же даче в Эстонии. Почва здесь была скверная, неплодородная, каменистая. Иван Петрович Павлов убрал камни вручную, натаскал ведрами хорошую землю и разделал участок под цветник, носил ведрами воду для поливки. В мае Иван Петрович Павлов уезжал на дачу на два-три дня для высаживания цветочной рассады и при возвращении от усталости едва мог взобраться в вагон. Однако через несколько дней это переживалось Павловым с восхищением. И не было границ восторгу и наслаждению, когда вырастали и расцветали цветы, в особенности любимые им левкои. Конечно, ухаживал за цветами Иван Петрович Павлов со свойственной ему внимательностью, аккуратностью и любовью.

Перед обедом с 11.00 до 12.30 часов шла игра в городки в компании с соседями по даче и с сыновьями, когда они подросли. Увлечение городками, так же как и игрой в бабки, началось еще на улицах Рязани в детстве и сохранилось до старости. Задор Павлова, его безудержное веселье и заразительный смех, остроумные замечания, перемежавшиеся или горячей похвалой, или резким порицанием игрока из своей партии, создавали захватывающую атмосферу игры. Все после игры расходились в великолепном настроении, так как даже обидные слова Павлова моментально забывались, ибо они вырывались у него без малейшего намерения оскорбить кого-нибудь. Играл он левой рукой и играл блестяще и по силе удара, и по меткости.

Послеобеденное время посвящалось обычно чтению художественной литературы. В 5 часов вечера снова собиралась компания для пешеходных или чаще велосипедных прогулок, довольно отдаленных. В 10 часов вечера все шли спать.

В грибную пору часто ходили в лес за грибами и обязательно устраивали соревнование. Однажды Иван Петрович Павлов решил соревноваться с академиком Фаминцыным. И вот в день отъезда с дачи охотники за грибами отправились в последний раз в лес, и у Фаминцына, который обычно оказывался побежденным, при подсчете оказалось грибов больше. Этого Иван Петрович Павлов не мог вынести и, вывалив грибы, схватил свою корзинку и кинулся снова в лес, несмотря ни на какие уговоры и доводы, что можно опоздать к поезду. Вернулся он без опоздания и с грибами, побив Фаминцына. Казалось бы — жизненный пустяк, а как он ярко характеризует задорную натуру Павлова!

Подобным образом проведенные на даче три летних месяца давали Павлову действительный, полноценный отдых и великолепную зарядку на весь зимний рабочий сезон. Три месяца мозг Павлова не знал дум об условных рефлексах, так как был занят другими интересами именно благодаря физическому труду.

Все дальние и ближние прогулки пешком и на велосипедах, игра в городки и прочие затеи продолжались в течение трех месяцев благодаря неиссякаемой инициативе, находчивости, энергии Павлова, благодаря его заразительной жизнерадостности, остроумию, всегда веселому настроению, мягкому, душевно чистому отношению к людям. Как в молодости «Иван Петрович был душою всяких затей» (С. В. Павлова), так и теперь он оставался таким же.

В тяжелые 1919-1921 годы, уже в 70-летнем возрасте, Иван Петрович Павлов взялся за огород как за привычное дело. Участки наши находились рядом, так что можно было наблюдать за его работой, отдыхом и влиянием на него физического труда. Работал он систематически, каждый день и точно по два часа, с 10 утра до 12 часов дня. Копал не быстро и не порывисто, а планомерно и за два часа лопату из рук не выпускал, передышек не делал, чем ни я, ни окружающие нас соседи по огороду похвастаться не могли. На мое предложение помочь сердито отмахивался. По окончании «урока» Иван Петрович Павлов шел в лабораторию, пил чай и отдыхал с полчаса, а затем приходил к сотрудникам на опыт. И первым обращением к сотрудникам были слова, выражавшие полное удовлетворение физической работой примерно в такой форме: «Черт возьми, до чего же мышечная работа хороша! Какую она дает мышечную радость! Какое удивительное равновесие она приносит! Одно наслаждение и, конечно, полное удовлетворение. Не знаю, когда я был бы более счастлив — или при редких сравнительно удачных решениях умственных задач, или если бы я остался, как мои предки, земледельцем. Пожалуй, в последнем случае» (моя запись. — И. Р.).

Уместно здесь привести письмо Павлова к делегатам Вседонецкого слета мастеров угля: «Уважаемые горняки! Всю мою жизнь я любил и люблю умственный труд и физический и, пожалуй, даже больше второй. А особенно чувствовал себя удовлетворенным, когда в последний вносил какую-нибудь хорошую догадку, т. е. соединял голову с руками.

Вы попали на эту дорогу. От души желаю вам и дальше двигаться по этой единственно обеспечивающей счастье человека дороге». Письмо это написано незадолго до смерти. Следовательно, Иван Петрович Павлов пронес любовь к физическому труду через всю свою, долголетнюю жизнь. В письме Иван Петрович Павлов говорит о догадке. И недаром: и в физическом, и в умственном труде догадка, смекалка русского человека была одной из ярких черт его ума и, конечно, много помогала успеху в его творчестве. Вместе с тем это — ценное автобиографическое признание, на что Иван Петрович Павлов был крайне скуп.

Особое наслаждение доставлял Ивану Петровичу физический труд, если он был связан с природой. Иван Петрович Павлов очень любил заниматься на огороде.

Поразительно сочетание строгой деловитости и хмурой сосредоточенности с нежностью к растениям. Глядя на Павлова в такие минуты, убеждаешься, что перед тобой не только с ног до головы экспериментатор, но и с ног до головы естествоиспытатель, классик-естествоиспытатель, глубоко, сокровенно понимающий и ценящий все живое, проникнутый и любовью и уважением к живому организму. Только из-за огромного желания принести благо человеку Иван Петрович Павлов шел на вивисекции и операции на животных. И делал это осторожно, аккуратно, под глубоким наркозом, чтобы не причинить животному боли. Полнота и мощь естествоиспытательского чувства проходят с годами. Может быть, поэтому Иван Петрович Павлов в последние годы жизни очень редко оперировал, хотя руки и глаза позволяли ему оперировать хорошо. В редких случаях гибели собак от инфекции Иван Петрович Павлов иногда говорил: «Да, собаку загубили, а ведь создать-то ее не умеем!» (моя запись. — И. Р.). И, отворачиваясь, мрачным уходил прочь.

В последние годы жизни Иван Петрович Павлов жил летом в селе Павлово (Колтуши) и это время считал одним из самых прекрасных. Иногда, выходя на балкон, с которого открывался великолепный вид на окутанный легким туманом Ленинград и на окружающие поля, он с восторгом восклицал: «Жизнь чертовски хороша! В таком месте, как Колтуши, только и можно по-настоящему и успешно вести научную работу, не отвлекаясь мелочами и сутолокой городской жизни, здесь и думается хорошо и легко» (моя запись. — И. Р.).

Конечно, и здесь Иван Петрович Павлов нашел для себя подходящую физическую работу. Он взял на себя обязанность расчищать на ближайшей усадьбе дорожки и поддерживать их в порядке. Нечего говорить, что при его систематичности и упорстве эта работа выполнялась им точно и аккуратно. При этом все было рассчитано, взвешено, учтены были собственные силы и характер работы и на каждый день устанавливался урок в метрах. Не были забыты и городки, и недалекие прогулки. Между прочим, игра в городки показательна не только для боевого темперамента Павлова, но еще и для выносливости его. В 1924 году он по своей обычной скромности уклонился от празднования юбилея — 75 лет жизни и 50 лет научной деятельности — и в компании 10-12 сотрудников уехал в село Павлово (Колтуши) для игры в городки. Играли подряд 3 дня по 7-8 часов в день — с 10 часов утра до 2 часов дня и с 5 часов до 8—9 часов вечера. И Иван Петрович Павлов выдержал такое состязание в 75 лет! Единственная наша помощь ему состояла в подаче палок, так как наклоняться ему из-за поврежденной ноги было трудно. Таким образом, всегда действительный отдых Иван Петрович Павлов находил в смене умственного труда на физический, что постоянно поддерживало в нем бодрость, энергию, огромную для его лет работоспособность, ясный ум и жизнерадостное настроение.

Похожие статьи:

  1. Иван Петрович Павлов и Факты Изучайте, сопоставляйте, накопляйте факты. Факты – это воздух ученого. И....
  2. Иван Петрович Павлов и Научная деятельность Под нервизмом понимаю физиологическое направление, стремящееся «распространить влияние нервной системы...
  3. Иван Петрович Павлов и Коллектив Мы все впряжены в одно общее дело, и каждый двигает...

автор admin \\ теги:



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.