Авг 26

Креатинин, 17-ОН-КС после воздействия ударных перегрузок приземления

Лабораторные исследования крови и мочи при действии ударных перегрузок на организм

Е. Е. Симонов, И. Г. Длусская, М. М. Фоменко, С. А. Гозулов

Отсутствие четких критериев повреждающего (патологического) действия на организм ударных перегрузок стимулирует применение для этих целей средств лабораторной диагностики (И. П. Зиновьева с соавт., 1966; Гаврилович, Блер, 1965; Лали„ Паолучи, 1966; Фостер, Сантаг, 1968). Высокая чувствительность и точность методов лабораторного анализа позволяет рассчитывать на возможность обнаружения патологических изменений (очаги некроза, очаговые кровоизлияния, нарушение парциальных функций внутренних органов и т. п.) в случаях, когда клинические проявления поражения отсутствуют. К сожалению, до сих пор еще не ясно, каким конкретным набором лабораторных проб необходимо пользоваться при работе с ударными воздействиями. Литературные данные на этот счет весьма скудны, а опыт исследований, проводимых в травматологических учреждениях, может быть использован в незначительной мере, главным образом потому, что клиника имеет дело с тяжелыми травмами. Отсюда следует, что поиск и выбор лабораторных критериев переносимости (или непереносимости) ударных воздействий должен производиться лишь при систематических исследованиях в специально подготовленных опытах, с участием человека и животных. Настоящее исследование представляет собой одну из таких попыток. Непосредственной задачей работы являлось изучение клеточного и биохимического состава крови и мочи у испытуемых, подвергавшихся повторным воздействиям перегрузок приземления возрастающей интенсивности.

Исследования проводились с участием трех испытуемых (А-в, Х-в, П-к) в возрасте 20–22 лет. Перегрузки создавались на специальном стенде, позволяющем варьировать их величину за счет, изменения пути торможения кресла испытуемого при падении платформы, на которой оно было установлено. Средняя (расчетная) величина перегрузок изменялась в пределах от 18 до 57 ед.

Всего было проведено две серии экспериментов. В 1-й серии принимали участие испытуемые П-к и Х-в, перенесшие по 5 воздействий. В этой серии опытов перегрузки действовали в направлении грудь–спина при отклонении спинки кресла от вектора скорости на 33°. Во 2-й серии (испытуемый А-в) произведено 8 воздействий при направлении действия перегрузок грудь–спина. Эксперименты проводились с интервалами в 2–3 дня, в течение которых испытуемые подвергались клиническому наблюдению и обследованию.

Кровь для исследования брали из пальца. В ней определяли: содержание гемоглобина, количество эритроцитов, лейкоцитов, абсолютное количество эозинофилов, лейкоформулу, РОЭ, содержание сахара, холестерина, мочевины, активность глутамикоаланиновой аминотрансферазы (ГАлТ). Количество гемоглобина, эритроцитов, лейкоцитов, эозинофилов, лейкоформулу и РОЭ определяли с помощью обычных методов (В. Е, Предтеченский, 1960); содержание сахара, холестерина и мочевины – с помощью комплексного микрохимического анализа (О. А. Вировец с соавт., 1968; Т. А. Орлова, И. С. Балаховский, 1968), активность ГАлТ – по методу Пасхиной (1959).

Клинические анализы крови проводили до опыта (утром в день эксперимента) и после него (через 24 ч после фонового исследования). Содержание сахара, мочевины и холестерина исследовали 4 раза: утром в день эксперимента, непосредственно перед ним (в предстартовый период), спустя час по окончании и через 24 ч после фонового определения. Активность ГАлТ в сыворотке крови исследовали непосредственно перед опытом и через час после него.

Клинические анализы мочи проводили в те же сроки, что и клинические анализы крови. Для выявления сахара и белка применяли качественные пробы: бумагу «глюкофан» и сульфосалициловую кислоту.

Содержание 17-ОН-кортикостероидов (17-ОН-КС) и креатинина в моче определяли с помощью методов, разработанных И. С. Балаховским, И. Г. Длусской (1963) и О. А. Вировец с соавторами (1968). Для определения этих показателей мочу собирали фракционным, способом в течение всех опытных суток. Определив общее количество 17-ОН-КС и креатинина в каждой отдельной порции (фракции) мочи, производили расчет почасового их выведения.

Результаты всех видов исследований анализировали как в плане однократного действия перегрузок на организм, так и с учетом возможной кумуляции эффектов по мере нарастания числа воздействий.

Гематологические исследования, проведенные у всех трех испытуемых, не выявили существенных и направленных изменений в показателях белой и красной крови. Отмеченные в отдельных случаях колебания не выходили за пределы физиологической нормы и не могли быть связаны с экспериментальными воздействиями. Не наблюдалось закономерных сдвигов в клеточном составе крови и по мере нарастания числа воздействий.

Активность ГАлТ, содержание холестерина и мочевины в крови также практически не изменялись. Динамика содержания сахара в крови представлена в табл. 24 и 25.

Как видно из табл. 24 и 25, у двух испытуемых (Х-в и П-к) наблюдалось некоторое повышение сахара в предстартовом состоянии, то есть непосредственно перед воздействием. Причем такое повышение отмечалось почти в каждом опыте, в том числе и тогда, когда испытуемые не подвергались воздействию перегрузок (отставленный опыт). У испытуемого Х-ва в предстартовый период уровень сахара превышал исходный на 10–50%, у П-ка – на 20–45%. У испытуемого А-ва предстартовое повышение сахара наблюдали только один раз. В остальных случаях уровень сахара либо не изменялся, либо даже несколько снижался (на 10–30%) по сравнению с исходным.

Исследования, проведенные сразу после воздействия ударных перегрузок, позволили выявить дополнительное увеличение концентрации сахара в крови на этот раз у всех трех испытуемых. Наиболее заметным оно было у Х-ва на 20–100%, у А-ва и П-ка – на 10–50% по сравнению с исходным количеством.

Характер отмеченных сдвигов позволяет предполагать, что повышение концентрации сахара в крови в предстартовый период, как и последующий вслед за воздействием дополнительный подъем, являются одним из частных проявлений общей защитной реакции организма, возникшей в результате эмоционально-психического напряжения, обусловленного ожиданием удара, а также и ощущениями, появившимися при действии самого удара. Возникающую при этом гипергликемию следует расценивать не как нарушение регуляции содержания сахара в крови, а как закономерное смещение этого уровня, постоянно отмечаемое при эмоциональном возбуждении (Л. Г. Лейбсон, 1962; Гельгорн, Луфборроу, 1966).

Некоторые различия кривых концентрации сахара у отдельных испытуемых, в частности отсутствие повышения его уровня в предстартовом состоянии, например, у испытуемого А-ва, связано, по-видимому, с индивидуальными особенностями обследуемых лиц, и прежде всего с лабильностью или инертностью их нервной системы и соответствующих адаптационных механизмов. Необходимо, подчеркнуть, что на следующий день после воздействия перегрузок уровень сахара у всех испытуемых восстанавливался до исходного.

Таким образом, результаты гематологического и биохимического исследований крови у лиц, подвергавшихся повторным воздействиям ударных перегрузок возрастающей интенсивности, указывали на отсутствие патологических отклонений в клеточном и биохимическом составе крови и тем самым на отсутствие повреждающего (патологического) влияния на системы, характеристикой которых и являлись определявшиеся в крови показатели.

Таблица 24

Динамика содержания сахара в крови, диуреза, экскреции 17-ОН-КС, креатинина после воздействия ударных перегрузок приземления

Испытуемые Опыты Содержание сахара в крови, мг% Диурез, мл/ час 17-ОН-КС, мкг1час Креатинин, мг/час
часы обследования часы обследования часы обследования
утром за час до воздействия через час после воздействия утром следующего дня 7-11 11-14 14-16 16-19 19-22 22-7 7-11 11-14 14-16 16-19 19-22 22-7 7-11 11-14 14-16 16-19 19-22 22-7
Х-в 1 80 80 176 80 33 252 (66) 10 250 1230 (245) 70 40 182 (34) 22
2 102 112 153 106 32 161 (120) 46 90 22 65 320 (244) 335 250 100 30 150 (50) 38 200 44
3 109 128 153 106 27 93 30 125 20 225 270 (220) 255 110 46 40 (40) 74 20
4 90 137 147 102 29 120 (22) 43 20 310 1200 (170) 310 135 62 200 (30) 54 38
5 76 93 130 32 78 (51) 18 17 200 590 (200) 136 180 32 170 (105) 55 23
П-к 1 44 48 (20) 9 290 450 (140) 120 57 69 (30) 40
2 125 160 180 105 35 72 78 (40) 61 41 235 430 370 (190) 245 170 60 89 81 (54) 88 44
3 106 126 126 107 26 115 65 (48) 80 36 260 480 400 (280) 280 135 57 90 150 (140) 160 63
4 101 147 140 100 20 56 80 (53) 46 55 130 350 400 (90) 90 140 38 88 85 (20) 30 58
5 87 76 87 72 57 (39) 24 112 270 380 (230) 135 300 100 55 (36) 37 150
А-в 1 119 81 128 119 29 72 (48) 103 52 19 280 430 (130) 420 210 190 61 90 (47) 56 48 57
2 93 87 110 100 46 58 54 (38) 115 52 350 320 310 (170) 1120 56 70 81 (25) 260
3 104 93 119 100 30 110 (35) 80 36 35 265 870 (250) 450 160 100 47 173 (47) 54 36 18
4 112 100 107 42 33 (64) 69 110 22 380 210 (450) 470 275 135 66 30 (60) 138 44 36
5 113 122 132 103 65 170 (102) 52 48 22 430 340 (450) 320 215 245 97 76 (87) 135 33 47
6 117 122 128 101 35 62 (28) 46 28 340 430 (170) 200 83 63 81 (72) 66 47
7 105 150 131 60 117 (58) 51 30 460 435 (150) 140 130 78 90 (45) 47 45
8 112 110 131 106

Примечание: в круглых скобках приведены величны показателей в первой фракции мочи, полученной после воздействия ударных перегрозок.

Таблица 25

Достоверность изменений содержания сахара в крови, диуреза, экскреции 17-ОН-КС и креатинина после воздействия ударных перегрузок приземления (средние данные всех опытов)

Группы Содержание сахара в крови, мг% Диурез, мл/ час 17-ОН-КС, мкг1час Креатинин, мг/час
утром часы обследования часы обследования часы обследования часы обследования часы обследования часы обследования
7-11 11-14 14-16 16-19 19-22 22-7 7-11 11-14 14-16 16-19 19-22 22-7 7-11 11-14 14-16 16-19 19-22 22-7
Контрольная

M

± m

(n = 11)

34 57 63 56 40 28 220 230 277 226 182 107 69 70 90 80 80 73
4,5 8,8 6,9 7,1 6,1 3,4 23 21 40 33 29 10 8 8,3 6,8 8,9 3,3 1,2
Опытная

M

± m

n

p

103 114 133 103 44 93 (45) 63 72 29 280 486 (240) 300 264 130 53 91 (42) 91 86 40
3 5 5 2,3 3,7 10,8 6,1 6,7 11 3,2 23 58 25 34 44 11 4,8 10,6 8,5 15,4 17,5 3
18 18 18 13 17 18 15 14 8 15 17 18 15 14 8 15 17 18 15 14 8 15
0,05 <0,01 0,1 0,02 0,05 0,4 0,02 0,05 <0,01 >0,4 0,05 0,2 >0,1 >0,1 >0,1 <0,01 >0,5 0,8 <0,01

Клиническое исследование мочи, включавшее, также и качественные пробы на сахар и белок, свидетельствовало об отсутствии очевидных признаков патологии со стороны почек и других органов. Не было отмечено заметного нарушения мочеобразования (полиурии или олигоурии и анурии) и суточного выделения 17-ОН-КС и эндогенного креатинина. Вместе с тем изучение почасового выведения мочи, 17-ОН-КС и креатинина в дни опытов с нанесением ударных воздействий позволило выявить определенные различия в динамике этих показателей по сравнению с контролем. Некоторые из них заслуживают внимания.

В обычных условиях переход от состояния покоя (сна) к бодрствованию характеризуется более или менее заметным нарастанием диуреза, экскреции креатинина и 17-ОН-КС (см. табл. 24). Максимум диуреза, экскреции креатинина и 17-ОН-КС отмечается между 14–16 ч. Затем наблюдается спад кривых этих показателей с минимумом в ночные часы.

Аналогичная направленность динамики данных показателей имела место и в отставленных опытах. Однако в отличие от контрольных наблюдений здесь отмечалось существенное увеличение диуреза, экскреций креатинина и особенно 17-ОН-КС в часы, непосредственно предшествующие воздействию. По-видимому, это увеличение было результатом эмоционального возбуждения, развивавшегося в связи с предстоящим испытанием. Второй отличительной чертой являлось резкое сокращение диуреза и экскреции 17-ОН-КС после ложной команды «сброс» на фоне даже несколько увеличенного выведения креатинина (табл. 26).

Иначе обстояло дело в опытах с ударными перегрузками. Если в предстартовом периоде уровень диуреза, экскреции креатинина и 17-ОН-КС также значительно повышался по сравнению с соответствующими величинами в контрольные сроки, то тотчас после воздействия происходили одновременное сокращение выделения мочи, 17-ОН-КС и креатинина ниже контрольных цифр. Позднее, через 3–5 ч, наблюдалась тенденция к восстановлению диуреза и выведению креатинина до исходных величин, хотя и не во всех опытах и не у всех испытуемых (см. табл. 24 и 25).

Таким образом, здесь имеется нечто специфическое, отличающее эффекты стрессового порядка в отставленных опытах от эффектов, вызванных действием ударных перегрузок. Поскольку, как известно, экскреция креатинина является исключительно функцией клубочковой фильтрации и ее количественной мерой (В. Е. Предтеченский, 1960; Тодоров, 1961; Б Д. Кравчинский, 1963), снижение выведения креатинина после воздействия перегрузок приземления следует рассматривать как следствие нарушения данного процесса, его угнетения. В этом отношении степень и продолжительность снижения экскреции креатинина выступают в качестве объективного показателя степени угнетения клубочковой фильтрации, являющейся одной из важнейших парциальных функций почек.

Таблица 26

Диурез, экскреция креатинина и 17-ОН-КС в различные периоды суток у испытуемого Х-ва в отставленном опыте

Показатель Предыдущая ночь 22–7 ч Периоды (часы) опытных суток
6 ч – 10 ч 15 мин 10 ч 15 мин – 13 ч 13 – 15 ч 15 ч – 17 ч 15 мин
Диурез, мл/час 32 27 56 130 78
Экскреция креатинина, мг/час 39 50 80 110 140
Экскреция 17-ОН-КС, мкг/час 110 240 400 720 400

Примечание. Команда «сброс» произнесена в 14 ч 45 мин.

Судя по полученным данным, угнетение этой функции у испытуемых не было значительным, патологическим. Об этом, в частности, свидетельствует как сравнительно небольшая степень снижения экскреции креатинина, низводящая его выделение до уровня ночного времени, то есть до нижней границы физиологических значений, так и относительно короткая продолжительность периода пониженного выделения, сменяющегося впоследствии восстановлением до исходного уровня. О том же самом свидетельствовали и наблюдения, проведенные в промежутках между отдельными опытами. Сопоставление их результатов указывало на полное восстановление нормального суточного ритма экскреции креатинина от опыта к опыту на протяжении каждой серии экспериментов. Сказанное позволяет заключить, что отмечавшееся угнетение клубочковой фильтрации не было связано с наличием грубых органических изменений в паренхиме почек и, по-видимому, носило функциональный характер (так, например, оно могло быть вызвано временным снижением скорости кровотока в почках). Однако установленный факт показывает, что изменение динамики креатинина при ударных воздействиях является весьма чувствительным показателем, в связи с чем, он может быть использован для оценки интенсивности действия исследуемого фактора на организм.

Таким образом, из всего комплекса примененных в настоящей работе показателей (гематологических, биохимических) наиболее перспективным для оценки интенсивности действия ударных перегрузок на организм является исследование динамики выведения эндогенного креатинина. Экскреция креатинина, отражающая состояние клубочковой фильтрации в почках, может служить количественной мерой этого процесса, который легко нарушается даже в тех случаях, когда ударные воздействия не вызывают патологических отклонений со стороны остальных определявшихся показателей крови и мочи. Данное обстоятельство позволяет рекомендовать этот тест для использования в практической работе, связанной с необходимостью дифференцировать эффекты действия ударных перегрузок.

Похожие статьи:

  1. Исследование некоторых критериев повреждающего (патологического) действия ударных перегрузок на организм С. А. Гозулов, В. А. Корженьянц, В. Г. Петрухин, К....
  2. Основные направления в исследовании влияния ударных перегрузок на организм С. А. Гозулов Проблема ударных перегрузок непосредственно связана с созданием...
  3. Пробы для выявления скрытых эффектов повреждающего действия ударных перегрузок О применении некоторых биохимических и гистохимических проб для выявления скрытых...

автор admin \\ теги: , ,



Написать ответ

Вы должны войти чтобы комментировать.